АРХИВ ПРИКЛЮЧЕНИЙ

« Назад

К Эвересту (Кала Патар)’ 2003 

Мое первое серьезное путешествие в горы началось, как это не удивительно, с Гималаев. С восхождения на пик Кала Патар, который находится у самого подножья Эвереста – высочайшей вершины мира. То есть, как вы догадались, высочайшая вершина мира это – Эверест, а Кала Патар находится поблизости, и если смотреть на фотографию Кала Патара на фоне Эвереста, то является просто холмом! Правда, высота этого холма – 5.545 метров – что практически равно высочайшей точке Европы. Но на фотографии этого не заметно. Да и вообще в Непале, все, что ниже 7 тысяч метров местные жители за горы не считают. Но, оставим сии неодобрительные названия на их совести. Главное в Кала Патаре то, что несмотря на свою сущность «холма», с него прекрасно видно и базовый лагерь, откуда берут начало все экспедиции, и сам Эверест, и множество других удивительной красоты и величественности гор.

В Непале путь к Эвересту пролегает по национальному парку «Сагарматха – Эверест». (Есть еще путь через Тибет, и когда-нибудь я обязательно пройду и этой дорогой!). По пути встречаются небольшие поселки и даже один маленький городок, Намче Базар, который по местным меркам считается практически мегаполисом. Этот городок является центром огромного района Соло Кхумбу, в котором проживают  шерпы – самая высокогорная народность в мире, если верить энциклопедии. На фоне высочайшей в мире горой системы Гималаев время от времени можно увидеть древние буддийские монастыри и великое множество ступ. Монастырь в поселке Тьянгбоче – один из самых высокогорных монастырей в мире. Это главный монастырь шерпов направления нингма тибетского буддизма.

Я не знаю, было ли то воздействие на организм высот Гималаев, или моя любовь к горам началась еще задолго до того, как я впервые попал туда, а в Непале просто окончательно сформировалась и приобрела завершенную форму, но могу сказать совершенно точно, что однажды побывав в горах, увидев заснеженные верхушки скал, бурные речки и водопады, многоцветие трав и заросли деревьев на склонах, будешь каждый год стремиться попасть в этот удивительный мир снова и снова.

Однако, не желая больше испытывать терпение читателя бесполезным описанием своих эмоциональных переживаний, приступаю к описанию собственно путешествия. Путешествие это происходило за три года до того, как я стал писать этот текст. А поэтому какие-то подробности и детали вполне уже могли забыться. Ну да не страшно, что не смогу вспомнить, постараюсь придумать – не корысти же ради, а токмо для целостности восприятия!

В Непал я попал почти случайно. Нет, конечно определенная подготовка была проведена, и достаточно длительная по времени (в общем и целом месяца два), но до этого момента я всегда предпочитал путешествовать с туристической фирмой. Денег, однако, во времена этого первого путешествия было не много, а туры в Непал, предлагаемые туристическими фирмами, обычно стоят достаточно внушительные суммы. Поэтому сама идея такой поездки казалась мне чем-то фантастическим. Совершенно неожиданно моя хорошая подруга Светлана, с которой я познакомился в Индии, сообщила мне, что собирается поехать в Непал и предложила составить ей компанию. Она рассказала, что ее приятели ездили в Непал без всяких турфирм, и обошлось это в два раза дешевле. Кроме того, знакомые в Непале могут заказать все билеты на внутренние рейсы и гостиницу в Катманду. Раздумывал я не долго. Но на дворе стоял январь, а  раньше марта туда ехать не имеет смысла – в горах очень холодно и снежно. Поэтому оставшиеся до поездки два месяца мы занимались покупкой рюкзаков, треккинговых ботинок, и всего прочего, что может пригодиться в таком мероприятии, а также чтением литературы по общению с маоистами, которые по слухам значительно активизировались в Непале в последнее время. И вот день, на который были куплены билеты до Дели – а без пересадок до Катманду не добраться – настал!

Состав участников мероприятия. Поехали в итоге втроем: Светлана и ее подруга Юля – московские журналистки, и, собственно, ваш покорный слуга – Георгий.

День 1. 21 марта 2003 года. Пятница.

Вылет из Москвы, аэропорт Шереметьево-2, в 17:35. Регулярный рейс авиакомпании Аэрофлот SU 535.

День 2. 22 марта 2003 года. Суббота.

Прибытие в Дели в 01:00. Вылет из Дели в 19:15. Перелет до Катманду осуществляет регулярный рейс Непальских Королевских авиалиний RA 216, на самолете Boeing-757. Только не спрашивайте, чем заниматься все это время в аэропорте Дели. Несколько раз так называемый регулярный рейс до Катманду успели перенести, несколько раз вовсе отменить. Ну, ничего – наверное, это просто было первое испытание на пути к Эвересту. В итоге улетели мы даже на пару часов раньше, чем было запланировано. В аэропорту Дели, как и в любом другом, имеется стандартный набор заведений – сувенирные магазинчики, книжные лавки, ресторанчики. Местная индийская пища достаточно острая, и потому для ее потребления необходима соответствующая подготовка. Но, так как в Индии мы раньше бывали, и такая подготовка у нас имелась, то проблем с желудком никаких не возникло. А вот количество алкоголя, выпитое за это время, очевидно, было несовместимо с нормальным функционированием homosapiens, и потому дорога до Катманду вспоминается смутно. Прибытие в Катманду, столицу Непала, состоялось около 21:00 по местному времени. В аэропорту нас встретили знакомые Светланы (Игорь и Катя) и отвезли в отель.

День 3. 23 марта 2003 года. Воскресение.

Рано утром нам вручили билеты до Луклы и обратно, отвезли в аэропорт и пожелали «Счастливого пути»! Дальше, мол, сами. Аэропорты, обслуживающие местные авиалинии, в Непале чем-то сильно напоминают военные аэродромы из старых кинофильмов. Огромное количество народа, зал ожидания от взлетно-посадочной полосы отделяет только несколько военных с автоматами, багаж любой степени тяжести надо брать с собой в салон самолета. Номера посадочных мест в билетах не предусмотрены, а даже если и предусмотрены, то их все равно никто не соблюдает. Посадка на самолет происходит так, как у нас посадка в автобус – куда успел туда и сел. Правда, стоячие места отсутствуют, хотя бы по причине того, что все свободное место на полу самолета занято вещами пассажиров. Впрочем, несмотря на все это, мы без проблем нашли свой рейс и сели в самолет. Перелет в поселок Лукла занимает около 45 минут. Полет между горных вершин – это незабываемое мероприятие, и никакой прыжок с парашютом с ним никогда в жизни не сравнится. Кажется, что крылья самолетов практически касаются гор, и иногда самолету приходится принимать вертикальное положение, чтобы пролететь между двух расположенных рядом пиков. Ну а приземление на фоне гор оставляет в сознании еще более потрясающие впечатления, чем сам полет! Когда я вышел из самолета и посмотрел вокруг, то мне показалось, что гора, на фоне которой располагается Лукла и есть Эверест, и никуда уже больше идти не надо. Но мне сказали, что это всего лишь небольшой, да, да, именно небольшой… «холм»!

e1.jpg

«Небольшой гималайский холм»!

Лукла, расположенная на высоте 2827 метров над морем, это достаточно крупный районный центр. Не знаю точно, сколько в нем жителей, но уже само наличие аэропорта говорит о многом. Местное население в основном занимается сельским хозяйством, обслуживанием упомянутого уже аэропорта, или туризмом. Вообще, формально говоря, с туризмом, так или иначе, связано большинство жителей. Кто-то из них держит небольшие гостиницы (так называемые лоджии, о них речь пойдет позже), кто-то – магазинчики или закусочные, а кто-то занимается сопровождением туристов и альпинистов к Эвересту. Такое сопровождение включает в себя ношение тяжелых рюкзаков, которые, разумеется, никакой турист не захочет таскать самостоятельно, имея возможность переложить груз на чьи-либо плечи, и экскурсионные услуги, которые заключаются в основном в рассказывании названий гор и показывании направления движения. Традиционно, сопровождением туристов к Эвересту занимаются те самые шерпы, для которых высокогорье это родная стихия.

e2.jpg

Непальская женщина за что-то отчитывает своих детей

После приземления самолета, мы выбрались из здания аэропорта, со всех сторон окруженного военными, и отправились в первую встретившуюся нам на пути закусочную. Далеко идти не хотелось, так как тяжесть рюкзаков, после почти трех дней перелетов и аэропортов, давала о себе знать. Наскоро перекусили супом из пакетиков с местным очень вкусным хлебом и какао Нескафе. Хотелось уже как можно быстрее отправиться в дорогу, а еще предстояло искать проводников-носильщиков. Вскоре, однако, выяснилось, что процесс поиска проводников не занимает много времени. После того как мы поели, хозяин закусочной, узнав, что мы уже полчаса находимся в Лукле и до сих пор не нашли себе проводников, предложил посодействовать нам в этом вопросе. Он быстро куда-то сбегал и привел несколько человек, предложив о дальнейшем договариваться с ними самостоятельно. Судя по всему, ходил он к себе на задний двор, где эти несколько человек и ждали своего часа! Торговались мы не долго, так как стоят услуги шерпов не дорого – в день что-то около 7 долларов. Расчет в местной непальской валюте по курсу местного Центробанка на дату платежа. Я не шучу – доллары брать совершенно не хотели. Итак, мы наняли двух шерпов: Паон – довольно сносно говорит по-английски, обещал нам рассказывать о местных достопримечательностях и показывать дорогу, и его брат Темба – говорит вообще крайне мало, а потому ничего не обещал. Вот так, около двух часов по местному времени, мы отправились покорять вершину Кала Патар, и созерцать «крышу мира» – Эверест. Паон взялся нести мой тяжелый рюкзак, а Темба рюкзаки девушек, которые были немного легче. Первой стоянкой на нашем пути был намечен поселок Пхакдинг, который находится где-то на расстоянии 3-х часового перехода от Луклы на высоте 2652 метров над уровнем моря. Дорога там, в принципе, одна и свернуть с нее достаточно сложно (хотя впоследствии нам это один раз удалось), и, поэтому, мы отпустили шерпов вперед, не желая смущать их и стеснять в движении себя. За сохранность вещей мы тоже не боялись – нам не верилось, что эти милые непальские ребята могут оказаться ворами.

e3.jpg

По дороге в Пхакдинг (1)

e4.jpg

По дороге в Пхакдинг (2)

e5.jpg

Сельскохозяйственные угодья

Шерпы пришли в поселок намного раньше нас и сняли нам комнаты в лоджии. Лоджия или горный приют – это небольшое, обычно двухэтажное здание, в котором, как выяснится на высокогорье, может быть очень и очень холодно ночью. Так как здание приюта, а практически все они на нашем пути были приблизительно одинаковой конструкции, построено в основном из дерева, и, разумеется, никакого отопления в нем не предусмотрено, то температура воздуха внутри практически равна температуре воздуха снаружи. А температура воздуха снаружи в ясные горные весенние непальские ночи опускалась до минус десяти, а может и ниже. Стандартная комната в лоджии представляет собой небольшое пространство, размером обычно 3-5 квадратных метров, в котором расположены две деревянные кровати, вернее два деревянных лежака. Спать на этих лежаках предполагается в спальных мешках, а когда особо холодно, то и в сам мешок лучше попадать предварительно надев термобелье. В любой лоджии всегда есть одна теплая комната – это кухня и она же столовая. Иногда эти две комнаты перегорожены деревянной стенкой, но все равно наличие там печи делает кухню-столовую излюбленным местом вечерних посиделок всех туристов, добравшихся к концу дня до очередной стоянки. Впрочем, в эту ночь нам показалось достаточно тепло и в самих комнатах, и поэтому спали мы без каких-либо неприятных ощущений.

День 4. 24 марта 2003 года. Понедельник.

На отрезке пути из Пхакдинга в Намче-Базар совершается максимальный набор высоты за время путешествия до базового лагеря Эвереста – почти 800 метров. Но нам, очевидно, показалось этого недостаточно и свою задачу на грядущий день мы решили немножко усложнить. Вернее это выяснилось потом… А сначала мы, как и обычно, отправили шерпов вперед, попросив их снять нам комнаты в Намче-Базаре и заверив, что прекрасно доберемся до поселка сами. Сразу после того как последние домики Пхакдинга остались позади, дорога привела нас на небольшой мостик, пройдя по которому, мы оказались на развилке.

e6.jpg

Вид с моста

Дорога направо была крупнее, но уходила вниз вдоль реки. Другими словами вряд ли могла нам подходить, во-первых, потому, что нам надо было идти только вверх, а во-вторых, потому, что, петляя вдоль реки, вполне возможно было вновь оказаться на противоположном берегу, а мы точно знали от шерпов, что пересекать реку сегодня следовало только один раз. Дорога, уходящая наверх, хотя и была намного меньше, явно выглядела с этой точки зрения преимущественней. Она шла совершенно перпендикулярно реке и, соответственно, скорее всего не пересекла бы ее вновь. Кроме того, она уходила круто наверх. Мы же, со своей стороны, точно помнили о тех 800 метрах, которые нам предстояло набрать в этот день. Итак, последние сомнения были отброшены и мы отправились наверх. Бродили по кустарникам и прочим зарослям мы довольно долго, точно не меньше часа, пока становившаяся все меньше и меньше тропка не исчезла совсем. Никаких поселений нам по пути не повстречалось, туристов или местных жителей тоже, хотя обычно они появлялись достаточно регулярно. И вот, наконец, пройдя еще какое-то время вперед практически наугад, мы увидели вдалеке пару достаточно крупных домиков. Обрадовавшись, мы ускорили шаг и через десять минут достигли длинного белого одноэтажного строения, возле которого выстроилось большое количество детей в одинаковых одеждах. Следующие десять минут мы потратили на то, чтобы объяснить детям, что мы туристы, которые заблудились, и все чего хотим узнать в этой жизни, так это где мы есть и как попасть в Намче-Базар. После чего в течение такого же времени уже непальские дети, проявляя чудеса выдумки и терпения, используя все непальские, английские и прочие слова, которые они знали, но больше на языке жестов, объясняли нам, что двигаемся мы совсем не в направлении Намче-Базара, а в настоящее время попали на территорию местной районной школы! С их слов пошли мы совсем в другую сторону, после реки надо было идти направо, и для того чтобы нам попасть в Намче-Базар обязательно придется вернуться! И другого пути нет!

e7.jpg

Непальская школа

Понимая, что только путь обратно к реке займет уйму времени, настроение наше как-то подпортилось. Порядком устав, мы, в конце концов, спустились вниз. А ведь это было только то место, с которого мы два часа назад отправлялись. Было уже ближе к полудню и начинало хотеться есть. Но голод и усталость пересилило осознание того, что за сегодня мы еще практически не сдвинулись с места. Было решено пройти хотя бы половину пути до Намче-Базара и только после этого трапезничать. Спустя часа два, мы оказались в небольшой тенистой деревеньке, спрятанной под кронами многочисленных деревьев. Так как кушать хотелось уже очень сильно, да и вожделенная середина пути должна была находиться по нашим расчетам где-то поблизости, мы решили остановиться отобедать тут. Вообще непальская кухня заслуживает отдельного описания, и я обязательно остановлюсь на нем позднее (скорее всего совсем позднее – в описании следующего путешествия в Непал). Однако, наши трапезы в большинстве своем выглядели достаточно однообразно: суп из пакетика, хлеб местной разновидности, достаточно вкусный, между прочим, и чай. Очевидно рацион практически всех туристов, следующих по этой дороге из Луклы до Эвереста, выглядит похожим образом. Во всяком случае, в меню закусочных и ресторанчиков, встречавшихся нам на пути особого разнообразия мы не заметили.

e8.jpg

На страже своих владений

После состоявшегося наконец-то обеда, мы прошли еще совсем немного времени как вдруг уперлись в самый настоящий забор между двумя горными склонами, расположенными достаточно близко друг от друга. Все – дальше нельзя… бесплатно и без регистрации! Это вход в национальный парк Сагарматха. Пребывание в национальном парке в течение десяти дней стоит что-то около 30 долларов. В дальнем конце забора находится КПП, через который и нужно попадать в парк. Забор достаточно большой и поэтому перелезть через него достаточно затруднительно. Кроме того, последствия таких действий также непредсказуемы, так как служитель парка, вооруженный двустволкой и похожий больше на пограничника, не дремлет. В будке КПП он переписал наши паспортные данные и дату, в которую мы вошли в Сагарматху. «Это для вашей безопасности», – пояснил он, – «если через 10 дней вы не вернетесь, то вас отправятся искать». «Вернемся!», – заверили мы. Обед и факт того, что мы попали на территорию национального парка, очевидно, придали нам сил, поэтому остаток пути мы прошли достаточно бодро и быстро. И вот уже совсем скоро за очередным поворотом нам открылся потрясающий вид на Намче-Базар, городок полукругом расположившийся на склонах огромной горы.

e9.jpg

Намче-Базар

Намче-Базар, расположенный на высоте 3446 метров, это, пожалуй, самый крупный населенный пункт на пути нашего следования. Он является центром достаточно крупного района Соло Кхумбу, население которого составляют преимущественно шерпы, оказавшиеся незаменимыми помощниками в путешествиях по Непалу. Если вы не захотели воспользоваться услугами шерпов в Лукле, а к Намче-Базару наконец-то поняли, что переоценили свои силы, то здесь вам представится возможность раскаяться, признать свою ошибку и перегрузить непосильную ношу на чужие плечи. Намче-Базар это известный центр всех экспедиций на Эверест. В городке имеется множество магазинчиков, в которых продается снаряжение для треккинга и альпинизма, всякие полезные вещи и одежда для туризма, и, разумеется, масса самых разных сувениров. Помимо всего прочего, в городке расположен банк, в котором нам удалось поменять деньги. Банк похож на картинку, повествующую о 18-19 веках американского дикого запада – одноэтажное деревянное здание, на входе стоит бандитского вида охранник с винчестером, внутри сидит и скучает одинокий клерк за деревянной конторкой. Протягиваем насколько сотен долларов. Он неторопливо принимает их и направляется к сейфу, открыв который отсчитывает необходимое количество национальных денежных единиц – непальских рупий. Переместив наши доллары в сейф, закрывает его и также неторопливо идет обратно за конторку. Завершив валютообменную операцию, мы вышли из банка и отправились искать наших шерпов, а вмести и ними и место для ночлега. Впрочем, не прошло и пяти минут как мы встретили Паона, который сам искал нас. Паон проводил нас в лоджию, расположенную ближе к центру городка, где нас ждал долгожданный ужин. Самым вкусным кушаньем, из тех, что мне удалось отведать в Непале, был стейк из мяса яка. И попробовали мы его именно здесь, в Намче-Базаре! Потрясающе нежный и чуть-чуть сладковатый, он просто таял во рту. Поужинав, и еще раз обсудив все сегодняшние приключения, мы наконец-то отправились спать.

День 5. 25 марта 2003 года. Вторник.

Если в предыдущий день мы видели Намче-Базар со стороны, и к тому же небо было слегка затянуто вечерними тучами, то наутро, когда мы стали подниматься по тропе наверх, Намче-Базар предстал перед нами во всем своем великолепии. Было что-то удивительное, загадочное и мистическое в этом небольшом непальском городке. Погода установилось ясная и солнечная, каковой она и пребывала на протяжении всего нашего путешествия, и городок оставшийся внизу выглядел совершенной картинкой, со всеми своими домишками, ступами и монастырем. Пройдя по тропе совсем немного, мы увидели петляющий между горами вертолет, медленно, но верно приближающийся к городу. Судя по силуэту, это был российский Ми-8, вполне вероятно, что и с российскими же пилотами. Как нам говорили, очень много российских вертолетчиков работает здесь по контракту. Вертолет приблизился и совершил посадку, подняв при этом в воздух такое количество пыли, что сам полностью скрылся из вида. Мы зашагали дальше, наша сегодняшняя дорога лежала в поселок Тьянгбоче.

e10.jpg

Приземление на фоне гор

Не далее, как только что, я сообщил о том, что погода во время нашего путешествия стояла ясная солнечная – одним словом, замечательная. Это и на самом деле было так. Иногда небо затягивали тучки иногда, по мере набора высоты, тучи, но каких-либо осадков из них на наши головы не падало. Равно как, слава Богу, не происходило на нашем пути и других неприятных природных явлений, таких как, например, лавины, извержения вулканов, или еще что похуже. Единственное, что доставляло определенные неприятности, было палящее до невозможности солнце, которое, как от него не прячься и какие чудо-кремы не используй, нет-нет да подпалит непривычную к дикой природе кожу городского жителя. Итак, это все истинная правда, которая кроме всего прочего соответствует действительности. Однако однажды, нам все-таки удалось перенести немилость погоды – мы попали в настоящую снежную бурю! Случилось же это знаменательное происшествие на пути из Намче-Базара в Тьянгбоче. Первую половину пути мы шли наверх по лесистому горному склону довольно пологой дорогой. Именно здесь, на высоте три-четыре тысячи метров можно наслаждаться всей прелестью горных прогулок в Гималаях. Да, именно прогулок, не обрекая свой организм на проявление каких-либо усилий! Это та высота, где идти можно свободно и не напрягаясь. Вокруг множество деревьев, в основном хвойных пород, кусты и прочая растительность. Высочайшие вершины Земли еще не видны, они скрываются за младшими собратьями, но и эти младшие «невысокие» горы высотой по 6-7 тысяч метров удивительны и прекрасны. Особенно величественно они выглядят на фоне леса из громадных елей и сосен, который, словно огранка для драгоценного камня, только подчеркивает их красоту. Этот лес в предгорьях Эвереста – то самое, чего лишен сам Эверест, который, словно свитой, окружен такими же, как он сам горами, только чуть меньшими по размеру.

e11.jpg

На пути в Тьянгбоче

Таким образом, наслаждаясь всем великолепием гималайской природы, мы шли часа четыре. День, между тем, преодолел свою середину, ну а мы в свою очередь преодолели небольшой перевал, после которого тропа спускалась немного вниз, к деревушке, расположившейся возле моста через реку Дудх Коси. Тем временем, на небо набежали маленькие тучки, из которых заморосил редкий весенний дождик. В общем, все необходимые условия для привала и соответственно обеда были соблюдены – середина пути, испортившаяся погода и, самое главное, неожиданно обнаружившийся голод. Плюс ко всему деревенька располагала всем самым необходимым для трапезы, а именно – несколькими милыми ресторанчиками. Никаких сомнений в том, что дождик за время нашего обеда закончится, у нас не возникало, да и поводов в этом сомневаться погода до сих пор не давала. Поэтому мы с чистой совестью отправились внутрь, довольно большого приюта, в котором и решили утолить свой голод. Проведя в отрезанном от внешнего мира помещении около часа, мы сытые и довольные, выбрались наружу с твердым намерением продолжать путь. Но не тут то было! Дождик, маленький и редкий, стал за это время настоящим ливнем, который, со слов местных аборигенов, заканчиваться в ближайшее время точно не планировал. Немного поразмыслив над сложившейся ситуацией, мы решили было заночевать прямо здесь. Благо, на завтра у нас был намечен акклиматизационный день, а до Тьянгбоче, по нашим расчетам, подтвержденным опять же местными жителями, оставалось не более двух трех часов. Но… наши шерпы! Они, как обычно, ушли далеко вперед, и уже наверняка дожидались нас в Тьянгбоче вместе со всеми нашими вещами, без которых, учитывая все повышающуюся морозность ночей по мере продвижения наверх, заночевать уж точно не представлялось возможным. Решили все-таки отправляться на штурм Тьянгбоче. Хозяин приюта, по большому блату и, разумеется, за бешенные деньги, продал нам огромный кусок полиэтиленовой пленки. Судя по всему, полиэтилен в этих краях большая редкость. С другой стороны, выбора особого у нас не было – водонепромокаемые вещи тоже у шерпов. Став счастливыми владельцами такого количества пленки, мы принялись ее долго и мучительно делить на три части. Ножниц не было, причем даже у шерпов, а резать полиэтилен на равные части ножом крайне неудобно. Но вот, наконец-то, приготовления закончились, и мы закутанные в пленку и уже заранее начинающие потихоньку замерзать, отправились на поиски сухого, теплого, но такого безмерно далекого приюта в Тьянгбоче. Время шло, мы двигались все вперед и вверх, Тьянгбоче не появлялся, зато дождь, все усиливающийся за это время, стал постепенно превращаться в снег. Уже не помню как, но в какой-то момент я поднял глаза от земли и понял, что в лицо летят самые настоящие огромные снежные хлопья. Вперед я смотрел недолго – прогнувшаяся под снегом здоровая и уже насквозь промокшая ветка какого-то дерева внезапно выстрелила и угодила мне прямо в глаз! Наверное, вместе со снегом в глаз попала какая-то грязь, потому как он ужасно разболелся и стал постоянно слезиться. Дорога превратилась в сплошное месиво, ноги на котором так и норовили поскользнуться. Снегопад становился все сильнее, и вот уже на расстоянии нескольких метров практически ничего кроме сплошной белой стены стало не видно. Честно говоря, в этот момент как-то совершенно одновременно у всех нас сразу возникло очень сильное желание вернуться назад, в оставшуюся у моста деревеньку. Удерживало только одно – дорога назад мало чем отличалась от дороги вперед, и точно также представляла собой что-то очень скользкое, плохо различаемое сквозь пелену снега.

e12.jpg

Буря мглою небо кроет…

Но даже самая ужасная буря не может длиться вечно! Дорога наверх постепенно снова перешла в горизонтальную плоскость. Снег стал немного ослабевать, и вот в нескольких метрах от себя мы заметили небольшую буддистскую ступу. Спустя еще пару сотен метров нам встретилась ступа побольше. Снег к тому времени стал уже совсем редким и в этот момент на дороге появился Паон, который тут же сообщил, что волновался за нас и отправился на поиски. Паон сказал, что Тьянгбоче уже совсем рядом, и действительно, спустя совсем немного времени, мы увидели величественный и удивительно красивый монастырь на фоне невысокой, но очень своеобразной по форме горы Ама Даблан, 6586 метра. Паон повел нас в ближайшую, и самую большую по размерам лоджию, огороженную невысокой каменной стеной, за которой располагался уютный внутренний дворик. Разложив вещи по комнатам, мы, несмотря на усталость и несколько подмоченную одежду, отправились на небольшую прогулку вокруг Тьянгбоче. Завтра у нас по плану был акклиматизационный день, не предполагающий никаких длительных переходов, а это означало, что спать мы могли сколь угодно долго!

День 6. 26 марта 2003 года. Среда.

Спать долго не получилось! Привычка – вторая натура! Как обычно, около 8 часов я проснулся, и, провалявшись в спальном мешке еще полчаса, окончательно перешел из состояния утренней дремы в состояние бодрствования. Еще полчаса я пролежал в кровати, уговаривая себя поспать еще немного и набраться сил перед дальнейшими странствиями, но организм спать решительно отказывался и требовал какой-либо активности. Встав таким образом с деревянного подиума, служившего кроватью, и выбравшись из спального мешка, я отправился умываться и чистить зубы. Как выяснилось, солнце пробудилось уже достаточно давно, и даже успело немного согреть окружающую действительность. После завершения утреннего ритуала по приведению себя в состояние свежести я отправился в столовую завтракать. Девушки уже сидели там в ожидании завтрака и я с радостью присоединился.

e13.jpg

Утро в Тьянгбоче

Тьянгбоче, находящееся на высоте 3867 метров, знаменито в первую очередь своим уникальным монастырем. Это один из самых высокогорных буддистских монастырей и главный монастырь направления нигма тибетского буддизма. Монастырь расположен на возвышении на западной окраине поселка. Сам монастырь, если смотреть на него из поселка, открывается зрителям на фоне Ама Даблан, хотя и относительно невысокого, но безусловно одного из красивейших гималайских пиков. Строго напротив, то есть с другой стороны поселка, открывается панорама Лхоцзе, верхняя точка которой находится на высоте 8501 метров над уровнем моря. И, наконец, если вам повезет с погодой, то при ясном чистом небе без туч и тумана прямо по ходу меж двух скальных цепей вырисовывается скальная пирамида Эвереста.

e14.jpg

Монастырь

На сегодня у нас была намечена «активная акклиматизация». Такая акклиматизация является важной и неотъемлемой частью любого путешествия по высокогорью. Дело в том, что организму по мере продвижения наверх необходимо адоптироваться к изменению внешней среды. В основном это касается изменения давления и разреженности воздуха. Если подниматься очень быстро, то организм перестроиться не успевает и может серьезно заболеть горной болезнью. Если подниматься очень быстро и потом длительное время оставаться на большой высоте, то возможен и летальный исход. Чтобы предотвратить такое развитие событий, путешественники обязательно должны делать акклиматизационные остановки через каждые две-три тысячи метров подъема. А для того, чтобы акклиматизация происходила более эффективно, рекомендуется совершать пешеходные прогулки без набора высоты. Это называется активной акклиматизацией. Мы решили отправиться вперед по тому пути, по которому нам предстояло идти завтра. Хотелось бы особо отметить, что выбор такой был обусловлен вовсе не отсутствием у нас фантазии, а совсем другим обстоятельством. Дорога, как уже многократно упоминалось, – одна, и свернуть с нее зачастую не представляется возможным – с одной стороны крутой склон с другой обрыв. Вот и пришлось нам идти по той же самой дороге, по которой был намечен и наш дальнейший путь. Хотя скажу вам честно ходить-бродить в этих краях одно удовольствие!

e15.jpg

В окрестностях Тьянгбоче

Тропа поднималась вверх по реке Имжа Кхола до слияния с рекой Лабуче Кхола. После вчерашнего снегопада и последующей холодной ночи, тропа начала подтаивать и часам к 11 ее уже полностью развезло. Под ногами у нас образовалась грязного цвета жижа с редкими прогалинами из травы или небольшими островками еще не растаявшего снега, кое-где торчали коряги или крупные камни. Дорога шла вниз по рощице, состоящей из достаточно крупных, но редких дубов. Вскоре спуск завершился, и мы вышли на солнечную и уже достаточно подсохшую тропу. С правой стороны показалась огромная лужайка, на которой паслось несколько яков. Вдоль дороги лужайка была огорожена изгородью, что можно увидеть в здешних местах достаточно нечасто. Недалеко от лужайки, уже по другую сторону дороги, виднелись развалины нескольких старых домиков. Пройдя вперед около двух часов, мы оказались на мостике через Имжа Кхола. Подвесной мост находился высоко над ущельем, и не полюбоваться с него открывающимися видами было бы просто преступлением. Дойдя до середины, мы остановились и долго не отрываясь наблюдали за бурным водным потоком, проносящимся под нами. Тем временем, с другой стороны на мост взошло несколько яков, с огромными тюками на спинах. За яками следовал местный житель, судя по всему являвшийся хозяином лохматых животных. Ничего другого, кроме пути назад нам не оставалось, – на мостике нам с яками было никак не разойтись! Мы восприняли это как сигнал к возвращению, и, бросив последний взгляд на противоположный берег, зашагали обратно.

e16.jpg

Мост через Имжа Кхола

На обратном пути, недалеко от Тьянгбоче, нам повстречались монахи, которые были заняты тем, что набирали в огромные бочки воду и таскали ее в монастырь. Вид настоящих буддистских монахов в их гранатово-красных одеждах на фоне заснеженных горных пиков настолько заворожил нас, что после обеда мы решили отправиться в монастырь.

e17.jpg

Доставка воды на дом (т.е. в монастырь)

В монастырь мы попали без каких-либо проблем, никаких условностей и ритуалов при входе совершать было не обязательно. Может быть, мы и нарушили какие-то местные традиции, но никто нам по этому поводу ничего не высказал и анафему на нас не наложил. Пройдя на территорию монастыря, мы направились в храм, в котором уже начиналась служба. Монахи сидели вдоль стен по периметру. Мы тоже уселись в ближнем углу с левой от входа стороны помещения, на всякий случай, чтобы удобнее было уходить, если мероприятие затянется. С правой стороны располагалось небольшое возвышение, на котором сидели три монаха задававшие тон процессу, то есть руководившие всей службой. Рядом с ними стояли молитвенные барабаны и гонги. Помещение освещалось тусклым светом, исходившим от нескольких свечей, подвешенных на стенах. Ударом гонга один их монахов, находящийся на возвышении начал службу и все остальные дружно нараспев затянули какую-то молитву. Мы сидели довольно долго, и постепенно я начал чувствовать как внутри меня разливается какое-то приятной тепло, все тело как будто наполнялось ощущением умиротворенности и гармонии с окружающим миром. После того как служба закончилась и мы покинули стены гостеприимного храма, ощущение это еще долго не покидало меня, и обязательно хотелось вернуться в это место снова.

e18.jpg

Вход в монастырь

После посещения монастыря мы немного поспали, а, проснувшись, решили, что перед вечерним принятием пищи необходимо сделать еще одно важное мероприятие. Мероприятие это именовалось – поход в душ. Ритуал совершения водных процедур в горах Непала выглядит следующим образом. Вы направляетесь к хозяину лоджии и сообщаете о том, что решили принять душ, в который необходимо налить теплой воды. Он смотрит на Вас с абсолютно искреннем любопытством, мол «зачем надо?», но все же сообщает, что занятие это не дешевое и стоит 2-3 доллара (в местном эквиваленте). Делать нечего – помыться-то хочется – и Вы, разумеется, соглашаетесь. Ведро, наполненное водой, стоит на печи и через полчаса начинает закипать. На самом деле, я лично слышал такую теорию, что по мере набора высоты, вода закипает не при ста градусах, а при более низкой температуре. Но даже, в том случае, если она все-таки закипает и при ста градусах, то после того как эту воду в жестяном ведре через весь двор тащат к душу, температура падает как минимум до 80. На душе расположена железная бочка, которая само собой имеет температуру окружающего воздуха, так что после попадания в эту бочку, температура воды становится уже гораздо ниже, градусов 60. Душ путешественник принимает обычно вечером, ведь первая половина дня занята непосредственно путешествиями, а процесс этот не быстрый – одно только нагревание воды занимает никак не меньше тридцати минут. К вечеру в горах холодает – причем холодает быстро. После того как Вы проконтролировали, что вам в душ налили воды, разделись и открыли заветный краник, чтобы намочить и намылить соскучившееся по чистоте тело, вода из него начинает литься температурой градусов 40. Но мытье, как понимаете, еще только начинается и все самое интересное впереди. Смывать с себя мыло двадцатиградусной водой при температуре воздуха 0 – вот истинное блаженство непальской походной жизни! После чего еще предстоит вытираться, одеваться и быстренько бежать в направлении единственного источника тепла – печи на кухне… И уже там, на кухне, веселое потрескивание огоньков, в этой самой печи, теплая еда, и душевная беседа постепенно отогревают чистого, но порядком продрогшего путешественника.

День 7. 27 марта 2003 года. Четверг.

Выход к месту нашей следующей ночевки, поселку Пхериче, был намечен как обычно на 9 утра. Просыпались мы часов в 8, и до выхода надо было умыться, собрать рюкзаки и позавтракать. После завтрака рюкзаки передавались шерпам, которые отправлялись вперед. Вслед за шерпами, спустя полчаса, выходили мы, с легкими рюкзаками, наполненными фотокамерами и легкими куртками. Этим утром, однако, процедура умывания была сильно осложнена следующим обстоятельством – на бочке, стоявшей во дворе, из которой предполагалось брать воду для умывания, обнаружился толстый слой льда! Пробить его руками представлялось практически невозможным, потому как ледовый покров был достаточно толстый. Но умыться хотелось, на то оно и утро, и поэтому я отправился на поиски какой-нибудь палки или иного инструмента для пробивания льда. Долго искать мне не пришлось – двор был просто завален разнообразными досками, палками и прочими весьма пригодными для пробивания льда приспособлениями. В результате в качестве орудия была выбрана какая-то тяпка, которая, как оказалась, просто создана была для пробивания льда на непальских бочках ранними морозными утрами. Умывшись таким вот непростым образом и собравшись в путь, мы отдали уже позавтракавшим шерпам рюкзаки, а сами решили еще раз насладиться великолепными видами монастыря, причудливой Ама Даблан и белоснежной Лхоцзе.

e19.jpg

Покидая Тьянгбоче…

Первая половина нашего пути проходила по уже знакомой нам местности. Постепенно хвойные леса остались внизу и сменялись зарослями рододендронов. Тропа поднималась вверх по реке Имжа Кхола. Помимо уже привычных подвесных мостиков, нам несколько раз встретились деревянные лестницы, установленные в особенно крутых местах для удобства путешественников. Яки, в изобилии встречавшиеся внизу, попадались все реже и реже. Очевидно, на такое высокогорье по крутым тропкам и лесенкам им было забираться очень не просто. С другой стороны, еще совсем недавно в окрестностях Тьянгбоче, на узких тропах и мостках, мы попадали в самые настоящие пробки. Приходилось отползать от дороги повыше на гору, чтобы пропустить вперед несколько яков, которые совершенно никого не хотели пропускать на своем пути. Или дойдя уже почти до самого конца узкого мостика, разворачиваться и топать назад, обнаружив, что только что на мосток с другой стороны заступила пара густо поросших шерстью животных, груженых огромными тюками.

e20.jpg

Довели зверушку

Через несколько часов пути мы стали свидетелями того, как река Имжа Кхола, наблюдаемая нами на протяжении практически всего пути, сливалась с рекой Лабуче Кхола, вдоль которой и пролегал дальнейший путь под Эверест. Вскоре дорога вывела нас в каменистое ущелье, долину, в самом начале которой находится селение Пхериче. Высота селения над уровнем моря в среднем где-то 4400 метров. Но, вообще говоря, перепад высот в самом селении, между его началом и окончанием, составляет не менее 50 метров, так как все селение растянуто по уходящей вверх долине.

e21.jpg

Окраина Пхериче

Огромная по размерам и продуваемая всеми ветрами долина как-то сразу навела на мысль о том, что холод является постоянным спутником местной жизни. Предчувствия меня не обманули. Выяснилось это, однако, немного позднее. Сначала мы, поужинав и разобрав вещи, отправились погулять по долине. Скажу, впрочем, честно, ничего примечательного увидеть там не удалось. Деревья, кустарники, и прочая мало-мальски любопытная растительность, осталась внизу, а горные вершины, огромные заснеженные гиганты, были скрыты для нас, находившихся в этом ущелье. Большое видится на расстоянии, мы же, как раз, никаких перспектив кроме двух невысоких, но достаточно близко расположенных горных цепочек видеть и не могли. Помимо всего прочего, небо здорово затянуло тучами. Побродив, таким образом, совсем немного времени, мы решили лечь спать пораньше, чтобы как следует выспаться перед завтрашним переходом – до восхождения на Кала Патар оставалось совсем немного времени, и надо было набираться сил. Вот тут-то, в небольшом непальском селение Пхериче я и пережил свою самую холодную в жизни ночь! Как уже было упомянуто, лоджии, в которых мы ночевали, состоят по большей части из дерева. Температура воздуха ночью опускается в этих краях никак не меньше чем до минус десяти. Находиться внутри лоджии, безусловно, теплее, но не намного! На самом деле, я порядком замерз уже предыдущей ночью, в Тьянгбоче. Но именно здесь, в ветреной долине Пхериче, огромном каменном мешке, я по настоящему узнал, что означает слово «мерзнуть»! Бочка, покрытая льдом, стояла перед глазами и только прибавляла антуража. Не припомню, чтобы этой ночью удалось как следует заснуть. Все время я только и думал, что о том, как бы не сломать зубы – так сильно они стучали друг о друга. Утором мои спутницы поведали мне о том, что испытывали похожие ощущения…

День 8. 28 марта 2003 года. Пятница.

Наш дальнейший путь пролегал вверх по каменному ущелью, к поселку Лобуче. Перед тем как отпустить шерпов вперед к месту нашей следующей стоянки, мы на всякий случай взяли из рюкзаков свитеры, куртки и шапки с перчатками. И, как оказалось, не напрасно! Около двух часов пути по относительно пологой каменистой долине привели нас к совсем небольшой деревушке Дугла, расположенной неподалеку у конечной морены ледника Кхумбу. В Дугле, состоящей всего их нескольких домиков, мы устроили привал, дабы перекусить и собраться с силами перед предстоящим подъемом.

e22.jpg

Покидая Пхериче

Отойдя совсем недалеко от Дуглы, мы попали на огромное заснеженное пространство с еле заметной между камней тропкой. Ноги наши, как следует упакованные в треккинговые ботинки, не страдали от внезапно возникшей необходимости топать по снегу. А вот руки, уши и прочие части тела пришлось срочно прятать в шапку, перчатки и огромный шерстяной свитер, доходящий до середины бедра. Маленькая и узенькая почти незаметная, но зато ужасно длинная тропинка, привела нас к селению Лобуче, которое расположено на высоте 4930 метров уже непосредственно на морене ледника. Ледник Кхумбу имеет протяженность около 10 километров. Свое начало он берет на высокогорном плато около 6500 метров, окруженном высочайшими горами планеты Эверестом (8848 метров), Лходзе  (8511 метров) и Нуптце (7896 метров).

e23.jpg

Ручеек под снегом. Неподалеку от Дуглы.

В первый раз за время путешествия у нас возникли некоторые проблемы с размещением. Нет, конечно, места в лоджиях были – куда же они денутся – хотя туристов, альпинистов и прочей людности было пребольшое количество, намного больше чем везде. Но в нескольких лоджиях мест действительно не оказалось – небывалое дело! Наши шерпы поджидали нас у одной из лоджий, где места еще были. Места там были двух типов: достаточно дорогие, правда и достаточно комфортные по местным меркам, комнатки, что-то около 15-20 долларов за ночь, и огромная общая комната, спать в которой предполагалось совместно с еще 20-30 гражданами различных национальностей, вероисповеданий и политических взглядов на громадной двухярусной кровати. Девушки решили не жадничать и выбрали для ночевки комнату. При чем, если раньше, внизу, плата взималась за человека – то есть все трое могли размещаться в трех комнатах – то на сей раз, оплачивалась именно комната. Я решил спать в большой комнате, руководствуясь не столько желанием сэкономить, сколько надеждой на то, что двадцать человек, собравшихся в одном месте, имеют больше шансов не замерзнуть. Кстати говоря, несмотря на дополнительные несколько сот метров высоты и присутствие вокруг ледника я действительно практически не замерз той ночью. А что касается постоянных кругом сборов, вздохов, храпов и прочего шума – так эти мелочи, ничуть не омрачавшие ночную жизнь, происходили по всей лоджии – народ отправлялся на восхождение!

e24.jpg

Местная живность

Вечер мы провели в ресторане, занимавшем добрую половину первого этажа нашей лоджии. Да говоря по правде, место нашего теперешнего ночлега и лоджией называть как-то неправильно, была это достаточно сносная гостиница, что особенно удивительно, учитывая высоту почти в пять тысяч метров, на которой мы находились и то, что Лобуче было похоже единственным поселением на много километров ледяной пустыни вокруг. В ресторане помимо привычных уже лавочек, тянущихся вдоль стен, были поставлены столики в центре зала, за один из которых мы и уселись. Впрочем, поужинав каким-то мясным блюдом, тоже весьма редким в здешних краях, чай мы перебрались пить на лавочку, расположенную в дальнем и наиболее на наш взгляд уютном углу ресторана рядом с окошком. По мере приближения ночи, народа в ресторане становилось все больше, и вскоре свободных мест почти не осталось. Многие из посетителей ресторана, как выяснилось, жили здесь на достаточно постоянной основе, то есть как минимум по несколько месяцев, просто ради своего удовольствия и без какой-либо определенной цели. Другие были альпинистами, которые продвигались к базовому лагерю Эвереста – совершать восхождение на высочайшую вершину мира. Для них путешествие еще даже не начиналось, они еще только приближались к началу своих приключений. Для большинства же, как собственно и для нас, путешествие достигло своей кульминационной точки – завтра мы должны были залезть на «большой непальский холм Кала Патар», с которого прекрасно видно как базовый лагерь, так и сам Эверест! Вокруг нас собралась шумная компания очень разных, но в тоже время очень одинаковых людей. Уже достаточно немолодой американский альпинист, живущий здесь почти полгода в знак несогласия с вторжением Соединенных Штатов в Ирак и бегающий на Кала Патар вместо зарядки, несколько российских альпинистов направляющихся на Эверест, немецкие пенсионеры медленно, насколько я понял, но все-таки достаточно уверенно подбирающиеся к Кала Патар, голландская художница и так далее… Так за чашкой горячего чая, и в приятной беседе с удивительными интересными людьми и прошел этот вечер. Ближе к полуночи мы отправились спать. Подъем был намечен на пять утра, в шесть – мы отправлялись штурмовать Кала Патар!

День 9. 29 марта 2003 года. Суббота.

Ранним утром, строго в назначенное время, мы проснулись, позавтракали и отправились покорять «большой непальский холм» Кала Патар, а заодно и лицезреть наивысшую точку планеты – Эверест.

e25.jpg

Утро в Гималаях

Очень хотелось очутиться на вершине раньше полудня, так как по слухам именно в утренних солнечных лучах Эверест предстает перед путешественниками во всей своей красе и кажется розовым. Около трех часов мы продвигались по относительно пологой дороге до небольшого поселка Горак-Шеп, который располагается на высоте 5184 метров и является последним населенным пунктом на пути к Кала Патар.

e26.jpg

Горак-Шеп. Вид сверху.

На самом деле, у нас было на выбор два варианта маршрута. Первый, это непосредственно тот, которым мы и пошли – то есть через Горак-Шеп на Кала Патар. С Кала Патар, как я уже упоминал, открывается замечательный вид как на Эверест, так и на базовый лагерь, из которого совершаются все восхождения на эту великую гору. Второй маршрут проходил несколько правее по ходу нашего движения, то есть с большим отклонением на восток. Этот путь вел непосредственно к базовому лагерю и заканчивался на высоте около 5300 метров. Сложно сказать какой именной из факторов сыграл решающую роль: тот, что Кала Патар на целых 250 метров выше, тот, что большое видится на расстоянии, а значит с Кала Патар лучше видно сам Эверест, или какие-то другие соображения на этот счет, но так или иначе решение было принято в пользу первого маршрута.

e27.jpg

Кала Патар. Вид снизу.

Итак, немного перекусив в Горак-Шепе, и в последний раз «надышавшись перед смертью», мы начали восхождению. Путь предстоял не длинный, около полутора-двух километров, но достаточно крутой. Не берусь судить о том под каким градусом мы двигались (о, простите, разумеется хотел сказать «под каким углом» – пить в горах категорически не рекомендуется), но, судите сами, за эти полтора километра на пути к вершине нам предстояло набрать более 360 метров. Поверхность Кала Паттар представляет из себя множество разнообразных камней, размером от небольшого гравия, в котором вязнут ноги, до огромных валунов, на которые не так-то просто забираться. Впрочем, забираться куда-либо просто ради удовольствия не возникало ни малейшего желания – продвигались мы и так с большим трудом. По мере набора высоты дыхание становилось все тяжелее, а сердце стучало все сильнее. Да, наверное бегать по утрам надо чаще! Хотя, откровенно говоря, и много гораздо более подготовленные люди, совершающие восхождение вместе с нами, испытывали подобные же ощущения. Другими словами, то как человек переносит давление на большой высоте напрямую с его физической формой совсем не связало. По сторонам время от времени встречались разной величины ступы и огромное количество простых пирамид сложенных из камней. Последние несколько десятков метров давались особенно тяжело. Неожиданно вспомнился американский альпинист, который заявил нам, что восхождение на Кала Патар занятие совсем не трудное, и он сам бегает туда по утрам вместо зарядки! Это мысль как-то придала сил и мы бодро продолжили движение. И вот вокруг стали появляться разноцветные молитвенные флажки-платочки, которыми украшаются священные места у местных жителей. Не уверен, что вершина Кала Патар является таким священным местом, и весьма возможно, что эти флажки здесь результат деятельности совсем не непальцев или тибетцев, а пришлых путешественников, но выглядят сии украшение, знаменующие окончание нашего пути, весьма эффектно. Еще несколько метров – мы на вершине, высота 5545 метров, полет нормальный!!! Усталость как рукой сняло! Теперь уже не до этого. И даже праздновать победу над покоренной вершиной нет времени. Вид кругом настолько потрясающий, что обо всем другом просто забываешь. Вот – высочайшая вершина мира Эверест, замерзшее озеро у его подножья, пики Лхотсе и Нуптсе, базовый лагерь.

e28.jpg

Эверест!

e29.jpg

Замерзшее горное озеро

e30.jpg

Пирамида из камней (на склоне Кала Патар)

Сама вершина Кала Патар представляет из себя небольшую площадку, на который одновременно могут поместиться всего два-три человека. Если на вершину забралось сразу несколько путешественников, то фотографироваться на этой площадке приходится по очереди.

e31.jpg

На вершине (Егор)

e32.jpg

На вершине (Света)

Посидев некоторое количество времени на вершине, вдоволь пофотографировав и передохнув, мы отправились обратно. Путь наверх занял у нас по меньшей мере два часа, а то и больше. Зато спуститься нам удалось минут за двадцать-тридцать. В Горак-Шепе решили не останавливаться, а лучше прямиком отправиться в Лобуче, где уже и отпраздновать состоявшееся восхождение. Где-то на середине пути между Горак-Шепом и Лобуче повалил снег, но мы, вместо того чтобы ускорить шаг и попытаться поскорее добраться до приюта, придумали себе новое развлечение. Совсем неподалеку от Лобуче, ровно на высоте 5000 метров, находилась некая гостиница, построенная итальянцами (или какими-то другими европейцами) в форме пирамиды. По слухам, построили они ее специально на такой определенной высоте, с целью проведения каких-то экспериментов над своими спортсменами и выявления влияния высокогорья на человеческий организм. Свернув с проторенной дорожки, мы направились на поиски Пирамиды, проваливаясь ботинками во все увеличивающийся снежный покров и уже с трудом различая ближайшие окрестности из-за обильного снегопада. Вскоре, прямо по ходу движения, на большой поляне, окруженной со всех сторон горными склонами, мы увидели Пирамиду, с полностью состоящей из стекла остроконечной крышей, на которую в несколько рядов были уложены солнечные батареи. Навстречу вышел непальского вида человек, который тут же устроил нам небольшую экскурсию по Пирамиде. Внутри, так же как и снаружи, Пирамида представляла из себя заведение более комфортное, чем любое из виденных здесь нами раньше. На самом верху, под стеклянной крышей был устроен небольшой зимний сад. Всего в гостинице было два этажа плюс помещение под крышей, а задняя часть ее действительно вплотную примыкала к горе для проведения каких-то исследований. Нам предложили остаться здесь переночевать, и что удивительно стоимость этой роскоши оказалась не намного больше, чем стоимость нашего приюта в Лобуче. К сожалению, рюкзаки наши, вместе с шерпами прибывали как раз там, в приюте в Лобуче, а ходить туда и обратно под все усиливающимся снегопадом, как-то внезапно расхотелось. К тому же начинало темнеть. Мы были вынуждены отказаться и отправиться назад в свой приют, поблагодарив и попрощавшись с гостеприимным хозяином.

e33.jpg

Пирамида

Вскоре мы уже были в Лобуче. Поужинав и попив на ночь чаю, мы засобирались спать. Длительного празднования не получилось – только теперь мы поняли, как сильно устали за этот день, и все праздники решено было оставить на потом.

День 10. 30 марта 2003 года. Воскресение.

На самом деле, если вы думаете, что предыдущий день был самым трудным и ответственным днем всего нашего путешествия, то вы заблуждаетесь. Нет, нет, он, безусловно, был непростым, но зато полным впечатлений, днем незабываемого события. Восхождение на вершину придало нам сил и уверенности и вся усталость, которая, как казалось, не позволит нам пройти последние метры на пути к цели, как будто исчезла. А вот предстоящий день, напротив, не предполагал никакого заметного достижения или свершения, да и дорога по идее, должна была бы быть легче, так как спускалась вниз. Но это только с одной стороны. Но давайте посмотрим на это с другой стороны – сегодня нам предстояла дорога в Намче Базар! А Намче Базар, как вы помните, располагался от Лобуче на расстоянии трехдневного перехода: Намче Базар – Тьянгбоче – Пхериче – Лобуче. Разумеется, идти вверх несколько сложнее, чем вниз, но не в три же раза! Кроме того, ответственность мероприятия заключалась еще и в том, что у нас не было ни дня в запасе. То есть, если бы мы по какой-то причине задержались бы в пути даже на день, то нам пришлось бы или отказаться от экскурсии по Катманду, или, что еще хуже, опоздать на самолет домой. Ни тот ни другой вариант нас не устраивал. Впрочем, возможно осознание этой ответственности придавало нам дополнительное ускорение, которое в итоге и помогло дойти до Намче Базара. Весь день мы, практически не обращая внимания на происходящее по сторонам, упорно двигались по уже знакомой нам дорожке в обратном направлении. Весь обед вместе с послеобеденным отдыхом занял не больнее получаса. Постоянно утопающее в снегу Лобуче, со своей шумной, но гостеприимной гостиницей – Динбоче, то самое, где я провел самую холодную в жизни ночь – Тьянгбоче, со своим восхитительным буддистским монастырем – и, наконец, Намче Базар! Хотя время было уже достаточно позднее, большинство магазинчиков, ресторанчиком и прочих культурно-развлекательных мест еще работало. Не смотря на ужасную усталость было решено все-таки погулять еще раз по этому удивительному городку. Оказалось, что помимо банка здесь присутствует и множество других необходимых атрибутов цивилизации, таких как, например, Интернет-кафе! Само собой, цена за пользование таким чудом техники была абсолютно запредельной, что-то около 10 долларов за час, но нас это совершенно не смутило и мы бросились проверять почту и отправлять письма. Стоит отметить, что заведение отнюдь не пустовало, и мы встретили в нем достаточно много местных жителей. Вскоре, правда, выяснилось, что скорость местного Интернета годится разве что на то, что бы как говориться «посылать за смертью», и поэтому о чтении каких-то новостей не могло быть и речи. Но проверка почты и отправка пары писем привели нас в совершенный восторг. Ощущение было такое, как будто мы узнали, что такое Интернет впервые и до сих пор находимся под впечатлением! Придя все-таки в себя от восторга, мы пошли совершать прощальный обход сувенирных лавок. Больше в качестве экскурсии, чем с целью прикупить что-нибудь ценное. Тем не менее, лично я подобрал себе очень неплохую кепку, которую и по сей день беру с собой во все путешествия. Завершив поход по магазинам и поужинав в небольшом ресторанчике, мы наконец-то вспомнили, что устали и хотим спать. Ночь провели уже в другой лоджии, заботливо нанятой для нас шерпами, которые, разумеется, пришли в Намче Базар значительно раньше нас.

День 11. 31 марта 2003 года. Понедельник.

Переход в Луклу после вчерашнего свершения представлялся делом совершенно элементарным. Ведь по пути наверх от Луклы до Намче Базара мы добрались всего за два дня, да и высота была уже сравнительно небольшая. Ну и ко всему все наши предыдущие приключения закалили нас морально и физически, и поэтому грядущий день действительно оказался легкой прогулкой. На обед мы потратили часа полтора, а то и два. Просто потому, что никуда не торопились! А может быть мы хотели оттянуть насколько это возможно момент окончания нашего увлекательного путешествия. Но как бы нам не хотелось – любая дорога имеет свое начало и свой конец! В нашем же случае начало совпадало с концом – и вот вдалеке появились первые домишки Луклы. Мы снова попали в этот чудесный город, город из которого мы начали свое путешествие к Эвересту и из которого нам предстояло завтра улетать обратно в Катманду. По дороге к лоджии мы зашли в офис нашей авиакомпании (Yetiairlines) подтвердить нас завтрашний вылет. О целесообразности этого действия нас предупреждали заранее – не смотря на то, что дата в билете четко указана, это еще ничего не значит, и любой билет, по сути, представляет из себя билет с открытой датой. Закончив дела в авиакомпании, мы отправились в лоджию, куда наши шерпы уже принесли рюкзаки. Нам встретилась пара местечек, где народ, тоже очевидно вернувшийся из путешествий по тем или иным маршрутам, собирался отмечать возвращение. Однако, в лоджии выяснилось, что перемещаться по городу в ночное время крайне не желательно – так как действует комендантский час, в связи с усилившийся в последнее время активностью маоистов. А мы то уже и думать про них забыли, так все тут кажется тихо и спокойно! К сожалению, те ресторанчики, в которых намечались вечеринки, располагались внизу в центре города. Наша же лоджия находилась чуть-чуть в отдалении, рядом с аэродромом. Переселяться в другую нам не хотелось – это было бы не вежливо по отношению к хозяину, да и близость к аэродрому, в который предстояло добираться ранним утром, нас вполне устраивала. И все-таки без праздника по поводу окончания путешествия мы не остались. Еще днем, уже почти достигнув Луклы, мы встретили двух русских вертолетчиков, которые работали здесь по контракту, перевозили на своем вертолете Ми-8, возможно том самом, приземление которого мы видели, грузы из Луклы в Намче Базар. Оказалось, что жили они в той же самой лоджии, где поселились и мы. И вот теперь вечером за ужином, они угостили нас местным тростниковым ромом Кукри и предложили завтра взять с собой покататься на вертолете. И вновь подумалось – ах, как жаль, что у нас не было этого лишнего дня! Нет, все-таки в Непал надо ехать не на две недели, а как минимум на месяц! Вот так, за рюмочкой тростникового рома с российскими летчиками мы провели прощальную ночь в Восточном Непале, этом незабываемом, поистине сказочном краю.

День 12. 01 апреля 2003 года. Вторник.

Ранним утром мы отправились в уже знакомый нам луклинский аэропорт. Ориентировались мы в нем вполне неплохо, поэтому когда и откуда вылетает наш самолет нашли довольно быстро. Хотя до отправки оставалось еще больше часа, мы решили на всякий случай прийти пораньше. В аэропорте Катманду нас опять встретили Игорь и Катя. Я не знаю как повели себя попав в гостиничный номер девушки – не интересовался – лично я первым делом бросился в душ, с трудом успев раздеться по пути туда. Так долго времени под душем я не проводил никогда в жизни! Являясь абсолютным нелюбителем принимать ванну и используя для целей мытья в основном душ, я редко провожу в ванной комнате больше 10 минут. На сей раз, мне не хватило и получаса, я стоял под струями теплой воды и просто наслаждался. Если бы не необходимость поторапливаться, наверное, я бы простоял в душе весь день. Однако около 12 мы должны были отправляться на экскурсию, и это время уже приближалось. Экскурсоводом оказалась очень приятная девушка, со сложным непальским именем Катя. Как выяснилось, мама у нее прибыла из Советского Союза, а папа был местный горячий непальский хлопец, который, судя по всему, так очаровал советскую женщину, что она решила с ним остаться. По-русски Катя, разумеется, говорила великолепно.

Катманду, расположенный на высоте 1300 метров и населенный более чем тремястами тысячами жителей – это столица и главный центр страны, основа его экономической политической и культурной жизни, живая история Непала. Внешний вид столицы за последние три века практически не менялся. Датой основания Катманду считается 724 г. н. э., тогда он носил имя Кантипур, что переводится как «город красоты». Согласно легенде Катманду получил свое название от построенного в 1596 году храма Кастамандапа, который находится на старой дворцовой площади Дурбар. Впоследствии, непонятно каким образом, название преобразовалось в современное – Катманду. На самом деле, площадь Дурбар – это и есть исторический центр Катманду, а также еще и настоящий архитектурный музей под открытым небом. Помимо храма Кастамандап,  здесь есть еще королевский дворец, храм Таледжу, и множество других сказочной красоты храмов и скульптур. Вход в королевский дворец охраняет царь обезьян по имени Хануман. Согласно преданию он является стражем всех королевских дворцов и храмов. Огромное количество буддистских и индуистских храмов мирно соседствуют здесь друг с другом, как мирно соседствуют в Непале две эти религии – индуизм и буддизм – иногда даже дополняя друг друга. Согласно одной из легенд в долине Катманду живит 10 миллионов богов. А в самом Катманду имеется еще и живая богиня – Кумари. Она появилась давным-давно и с тех пор миру постоянно являются ее новые реинкорнации. Кумари – это маленькая девочка, олицетворяющая высшую степень чистоты и невинности. Она остается богиней до тех пор, пока на ее теле не появляется кровь, даже в том случае, если это результат самой незначительной травмы, после чего превращается в обычную девушку. После этого высшие буддийские священники выбирают новую богиню из семей неваров, живущих в Катманду. Во время праздника Индра Джатра Кумари возят по улицам Катманду в разрисованной повозке.

e34.jpg

Храм Таледжу

e35.jpg

Храм Джеганнат

Одним из центров тибетского буддизма в Непале без сомнения является самая большая в мире древняя ступа Бодднатх. Вокруг нее расположено множество небольших сувенирных магазинчиков, изучая которые мы потратили огромное количество времени. Там я купил себе диск с замечательной тибетской музыкой – Tibetia – по сей день доставляющий мне наслаждение своими великолепными композициями. После посещения Бодднатха, мы отправились к буддийскому храму Сваямбунатх. Он был построен около двух тысяч лет назад и является одним из старейших памятников непальской архитектуры. Храм расположен на 77-ми метровом холме, возвышающемся над долиной Катманду, и ведут к нему 365 ступеней. На четырех сторонах огромного куба расположенного на куполе Сваямбунатха нарисованы глаза – «всевидящее око» Будды. В превеликом множестве вокруг храма бегают обезьяны, считающиеся в Непале священными, но количеством своим и повадками очень напоминающие столичных бродячих собак.

e36.jpg

Ступа Сваямбунатх

e37.jpg

Вид на Катманду

e38.jpg

Священное животное – обезьяна (1)

e39.jpg

Священное животное – обезьяна (2)

Насладившись панорамой Катманду и общением со священными зверушками мы отправились в храм Шивы – Пашупатинатх – расположенный на берегу реки Багмати. Возраст этой знаменитой индуистской святыни тоже составляет почти две тысячи лет. Здесь на берегу священной реки происходит кремация индуистов. Главный двухэтажный храм с крышей, покрытой позолоченными листами, окружен многочисленными храмами и статуями. В дни праздника Шиваратри сюда собираются тысячи верующих, многие из которых приходят даже из Индии.

e40.jpg

Храм Шивы – Пашупатинатх

А напоследок, уже ближе к вечеру мы заехали в древний город Бхактапур, расположенный на расстоянии около 14 километров к востоку от Катманду. В 14-16 веках он являлся столицей всей долины и назвался Бхадгаон, что переводится как «город преданных». Этот город считается местом, где обитают глубоко верующие и религиозные люди.

e41.jpg

Дворцовая площадь Бхактапура (1)

e42.jpg

Дворцовая площадь Бхактапура (2)

Наконец, когда на город уже почти опустилась ночь, мы добрались до гостиницы, где встретились с Игорем и Катей. Здесь в центре Катманду, на веранде HolidayInn, обдуваемой теплым весенним ветерком, все выглядело вполне по-европейски. Чистый столик, на котором стоит несколько бутылочек пива, англоговорящие официанты, небольшие фонарики освещают воду в расположенном рядом бассейне. Впрочем, экзотические растения, произрастающие на веранде, и воздух азиатского города, несущий в себе запахи специй, ароматы восточных цветов и много чего еще, придавали особый незабываемый колорит этому вечеру. Так мы еще долго сидели на этой веранде впятером и делились своими впечатлениями о путешествии, а Игорь и Катя рассказывали нам о жизни в Катманду и окрестностях.

 e43.jpg

На улицах Бхактапура (теперь понятно, что за религия у местных жителей)

День 13. 02 апреля 2003 года. Среда.

На следующий день, в первой его половине, у нас была запланирована поездка в Патан. Патан – одно древнейших поселений в долине Катманду. Старое название Патана Лалитпур и сегодня используется достаточно широко. Переводится Лалитпур как «город прекрасного» или «город искусств». По количеству храмов и пагод на жителя Патан даже опережает Катманду. При этом, после столичного града, Патан поразил нас своей умиротворенностью и тишиной. Большинство местных храмов построино архитекторами народности невари и располагается вокруг площади Дурбар. Пожалуй, к наиболее выдающимся сооружениям относятся – Королевский дворец и двухъярусный храм Джагатараян.

e44.jpg

Дворцовая площадь Патана

Патан славится своими ремесленниками. Дворцовая площадь это как раз то место, где всегда можно купить произведенные ими изделия. В основном это разнообразные сувениры из металла, но можно приобрести и глиняные поделки.

e45.jpg

Непальский ремесленник

В принципе настроение у нас было уже «чемоданное». После прощального обеда с Катей мы направились в гостиницу, из которой, собрав вещи и «посидев на дорожку», поехали в аэропорт.

Вылет из Катманду в 17:00, регулярный рейс Непальских Королевских авиалиний RA 217. Тип самолета Boeing-757. Прибытие в Дели в 18:15.

День 14. 03 апреля 2003 года. Четверг.

Вылет из Дели в 03:00. Регулярный рейс авиакомпании Аэрофлот SU 536. Каким образом не сойти с ума за 9 часов пребывания в делийском аэропорту – это остается загадкой до сих пор. Но 9 это же не 19, и определенный опыт в этом вопросе у нас уже был. Прямых рейсов из Катманду в Москву за это время почему-то не появилось, и складывается ощущение, что не появится и ко времени нашего следующего путешествия в Непал. А путешествие это обязательно будет! В 08:00 прибытие в Москву, аэропорт Шереметьево-2.

 

© Егор Ройко, 2006. При использовании фотографий / текста ссылка на www.roiko.ru обязательна.